Как я жила страстную неделю в женском монастыре…

Предисловие

Заранее приношу извинения всем более «продвинутым» в церковном плане людям за, возможно, где-то неверное упоминание терминов, хотя, я постаралась уточнить все непонятные мне слова и их значения. Все, что описано ниже — это всего лишь мои мысли, эмоции и впечатления — они могут не совпадать с мнением читателя.

*****

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ (09.04.2012)
Великий понедельник, начало Страстной Седмицы

Подъем по колоколу в 5.30, полчаса на утренний моцион и в 6.00 я уже была как штык на Правилах. «Правила» — это обязательное определенное утреннее количество молитв, которое должна прочесть каждая монахиня или послушница, которая хочет стать монахиней.

«Девочки» (т.е. сестры) очень красиво читали нараспев, временами переходя на пение… Все одеты в черные одеяния, Матушка – очень красивая, представительная, с большим крестом на груди, и настоящие монахини вокруг – аж мурашки по коже. Правда, меня от такого утреннего подъема жутко рубило в сон. Да, забыла сказать – с утра никакой еды, только просфора и святая водичка натощак – и бегом на Правила.

Служба начинается в 8 утра, правда не каждый день, вести службу приезжает батюшка из соседнего мужского монастыря, который находится примерно в 50-ти км от нашего женского. Мне «повезло» — так как на сегодня выпал святой праздник – начало Страстной Недели, и служба обещала продлиться до полудня…

Вообще, как выяснилось, в монастырях службы всегда более длительные, чем в церквях с приходами. Иногда во время службы можно сидеть в храме на скамеечке, но ни в коем случае – не во время чтения определенных псалмов и тем более Евангилие! А батюшка так часто и так подолгу его читал, что я не выдержала до конца службы – 5 часов стоять на ногах в храме, когда мозг еще спит – как-то с непривычки «непривычно»…  К тому же без завтрака я вообще не человек, поэтому, чтобы не упасть с грохотом а мраморный пол, ушла в келью вздремнуть  часок и дождаться завтрака.

«Келья» – небольшая комнатка на три сестры. Представляет собой помещение, в нашем случае спланированное буквой «Г», в которой поместилось три кровати, три тумбочки, стеллаж с полочками, три стула и вешалка на стене у входа. И келья, кстати, это – единственное помещение на территории монастыря, где сестрам можно пребывать с непокрытой головой. Так что представьте, друзья, меня в платочке, темной юбке в пол, башмачках «прощай молодость» и черной короткой стеганой жилетке – это мой образ в течение всей Страстной Недели -)

Служба закончилась в 12.00 и почти сразу прозвенел колокол с приглашением на трапезу. Прием пищи в монастыре происходит в четко определенное для этого время в специальном помещении, которое так и называется – «трапезная». Наша трапезная была вытянута в длину и вдоль длинной стороны в ряд стояли четыре стола:

1)      отдельный стол для Матушки – настоятельницы монастыря (за ним могли сидеть только она и персоны ее уровня либо выше – например, батюшки, которые приезжают вести службу);

2)      второй стол назывался «монашеский» или «сестринский» — за ним трапезничают Благочинная Мать монастыря (это второе лицо в монастыре после Матушки – игуменьи, вроде как у нас в миру – зам. директора), монахини разного ранга и послушницы;

3)      и еще два стола – для трудниц и паломников. Понятно, что временные «туристки» вроде меня – располагаются вместе с трудниками и паломниками -)

Всего в нашем монастыре постоянно живут и трудятся около 20-ти человек, из них: 3 монахини, 3 послушницы, остальные трудницы.

После завтрака все трудницы и послушницы идут к Матушке за поручениями на день и за благословлениями эти поручения выполнять. Это называется – «идти на послушание». Некоторые сестры идут на послушание вместо утренней службы – сразу после Правил. Для каждой сестры свой график послушаний и график дежурств на разных участках монастыря.

А «участков», надо сказать много: сам Храм и все его внутренне убранство, сестринский корпус, большой двухэтажный дом батюшек с библиотекой и ризницей (помещение, где хранятся освященные одеяния батюшек на разный случай и куда вход всем строго воспрещен), кухня, прачка, просфорня (где пекут хлеб, просфоры, куличи и все, что связано с выпечкой), банька, газон с цветами, хоздвор с живностью, свой огромный огород, на котором только 4 теплицы! И все это требует внимания, заботы и ухода. Плюс еще канцелярская работа (вроде нашей офисной).

Я же после завтрака напросилась помогать по кухне. На свою голову… Я и в миру-то посуду без особой охоты мою (это если сильно мягко сказать -), а здесь – представьте тонны посуды всех мастей после завтрака из трех блюд: тарелки, блюдца, розетки, кружки, столовые приборы, кастрюли – перемыть за 20-тью сестрами! -) Если быть точнее – сначала нужно все убрать с четырех столов, потом рассортировать, перемыть, сполоснуть, высушить и расставить по шкафчикам!..

Пока я все это делала, незаметно настало время «чая» -15.00, это что-то вроде обеда, только без еды, а с чем-нибудь к чаю, поэтому после мытья всей монастырской посуды — помогала печь блины к «чайному времени» и сервировать столы в трапезной.

С 16.00 до 17.00 – в монастыре час отдыха, но опять же – не каждый день. Все сестры предоставлены самим себе, кто-то в кельях, кто-то в храме, я же решила прогуляться за ворота, взяв благословление Матушки, посмотреть деревушку, где расположен монастырь…

Вообще, на любое действие все монахини берут благословление настоятельницы – приготовить еду, помочь в огороде, подмести двор, погладить, постирать, принять душ, прибраться в доме батюшки и т.д. и т.п. Разумеется, и я спросила благословения – Матушка разрешила, хотя вполне могла и отказать, ибо за стены монастыря сестрам выход строго запрещен.

После прогулки – попросила настоятельницу дать мне следующее поручение, им оказалось – помощь с газоном: обрезать кусты, собрать, ветки, шишки с елей и пожухлые листья – т.е. подготовить к летнему сезону и цветению. С газоном я возилась часов до 20.00, пока не позвали на Крестный Ход.

Крестный Ход – это вечерняя церемония Пресвятой Богородице – покровительнице и защитнице женского монастыря. Сначала все служительницы монастыря во главе с Матерью Благочинной обходят с песнопением вокруг храма, затем входят в него и еще немного поют, благодарят Пресвятую Деву, а затем и лики святых за прожитый день и за все, что он принес и обращаются за защитой монастыря на сон грядущий.

Примерно в 20.30 звон колокола пригласил на ужин – в основном каши и соленья, орехи, чай и сладкое к чаю. Сразу после ужина – вечерняя молитва. Все сестры собираются, на этот раз — в трапезной, и стоя читают молитвы на сон грядущий, пока не прочтут все из Молитвослова . Затем Матушка благословляет каждую сестру на сон грядущий и все сестры с низким поклоном просят друг у друга прощения, трижды целуются и тут же прощают друг друга.

Итоги первого дня в монастыре: в принципе, я не то, чтобы сильно устала физически, хотя 5 часов с 6 утра отстояла в храме, потом полдня помогала на кухне и под вечер часа три возилась с газоном вокруг храма… Скорее – неподготовленному человеку сложно морально. Потому что вокруг в течение дня постоянно молитвы, стихочтения и песнопения.

Сначала Правила, потом утренняя служба, потом во время каждой трапезы всегда одна сестра читает вслух — либо жития святых, либо книги священнослужителей российской Епархии, потом в течение дня в храме либо Матушка — настоятельница либо Мать Благочинная в клирасе (это специально огороженный угол для чтения молитв и хора) ведут дневную службу, потом за любым действием необходимо брать благословление Матушки, потом Крестный Ход, и, наконец, вечерняя молитва…

Но и это еще не все – это же монастырь -) Здесь у людей совершенно иной образ мышления. Не мирской. Надо понимать, что эти люди (женщины в данном случае) посвятили свою жизнь – служению Господу! То есть их речь, общение, обращение и бытовые ситуации очень сильно разбавлены церковными словами. Например, перед тем как войти в какое-то жилое помещеие, например, в кельи или к Матушке, они произносят «Господи помилуй»,  если ты сидишь и ковыряешься с кустами – обязательно все пройдут и скажут «Спаси Господи» или «Бог в помощь» и т.д.

Резюме в конце дня: ХОЧУ СБЕЖАТЬ!! Или нет, лучше так: ЗАБЕРИТЕ МЕНЯ ОТСЮДА!!

И не потому что я устала, и даже не потому что бесконечное множество молитв и песнопений вокруг… А территория у монастыря маленькая –( Мне тесно. На территории — Храм, небольшой сестринский корпус с кельями, домик батюшек, и стена по периметру. Всё. Огород не в счет – по огороду много не погуляешь.

А в мужском монастыре, откуда ездят батюшки к нам службу проводить – очень большая территория! Почти мини-парк с газончиками, тротуарчиками, много евродомиков для батюшек и гостей, монашеские корпуса, гаражи. А за территорией сразу – большой красивый пруд, купальня на пруду, два святых источника — Николая Чудотворца и Пресвятой Богородицы… В общем, есть где развернуться – походить, подумать, послушать тишину, посмотреть вдаль, впустить в себя умиротворение и покой… А у нас – только молитвы и работа –( В деревню вышла прогуляться – там совсем неинтересно: одна улица и вдоль нее дома разной степени обшарпанности…

Но, как сказала мне Мать Галина (Благочинная монастыря): «Терпи. Вот продержишься недельку – глядишь, какой-нибудь грех свой и замолишь»… -) Так что терплю. Посмотрим, что будет завтра.

Хотя лично я думаю, что своим семидневным трудом на благо монастыря — я таким образом благодарю Всевышнего за все, что он делает для меня всю мою жизнь. Как в ответ на мои просьбы, так и без них. А то просить мы все горазды, а вот отдавать… Что-то не видно очереди из желающих.

Возможно теперь я понимаю, почему люди во всем мире до сих пор не поубивали друг друга и не разрушили планету… Просто есть и такие, кто ежедневно, без выходных, от заката до рассвета – неустанно замаливает наши с вами грехи, друзья…

ДЕНЬ ВТОРОЙ (10.04.2012)
Чистый Вторник

Итак, наступил мой второй день в женском монастыре.

Утро началось со звонка будильника на мобильном в 8.00, т.к. я решила, что ходить на Правила в 6.00, а потом сразу стоять службу  до 12.00 – это мне не по силам. Поэтому буду ходить только на службу. Но, когда я открыла глаза и потянулась за телефоном, чтобы выключить сигнал,  поймала себя на том, в мозгу моем отчетливо пульсирует лишь одна только мысль: «ХОЧУ ДОМОЙ!!» -(

Ну и так как я «временная туристка», причем не просто с улицы, а пришедшая от друзей по договоренности с Матушкой — игуменьей, я сквозь утреннюю полудрему решаю, что мне можно просто поспать числа до 16-го (это через неделю), а потом уже приедут мои друзья, что остались в мужском монастыре неподалеку, и заберут меня домой. Ну, или как минимум часов до 12-ти (до конца службы) время у меня еще есть и никто меня не хватится…

Довольная таким «удачным решением» я выключаю будильник и спокойно себе засыпаю дальше, не обращая внимания на все дальнейшие попытки моей соседки по келье – сестры Татьяны – меня разбудить.

Но не тут-то было… Оказалось не все так просто. И сегодня я в полной мере прочувствовала смысл поговорки: «Не лезь в чужой монастырь со своим Уставом». Ибо, когда в 10.00 утра я услышала (внимание!) у своей кровати голос Матери Галины: «Алёнушка, вставай, я тебе сегодня дам легкое послушание…», я готова была от стыда провалиться под землю! -)

Да… Наверное, в монастыре такого еще не было — чтобы сама Благочинная пришла даже не к послушнице, а к труднице в келью – пробудить ее от сна! -) Ко мне как-то резко пришло осознание, где я нахожусь и всей серьезности ситуации — либо ты делаешь, что хочешь, но вон там – за воротами, либо ты живешь в монастыре, соблюдая все внутренние правила.

Я решила выбрать второе, ибо на улице за воротами жить почти неделю до 16-го как-то не улыбалось… Кстати, как выяснилось, утренняя служба проходит не каждый день, а если и проходит, то она не такая длинная как на Начало Страстной Недели. Вместо службы с батюшкой из мужского монастыря сегодня были просто Чтения (молитв).

Поэтому к тому моменту, как меня пробудили, уже закончились и Чтения в храме и утренняя трапеза. Причем трапезу (любую) также нежелательно пропускать (тем более по причине «не хочу рано вставать»). Таким образом, к 10 утра на моей совести образовались два крупных косяка… Разумеется, пришлось извиняться за них и перед Матушкой и перед Благочинной (приютили на свою голову…) и твердо себе пообещать, что такого впредь не повториться.

«Легким послушанием» Мать Галина приготовила мне перегладить внушительную стопку монастырских принадлежностей – платочки, косынки, полотенца, постельное белье, покрывала, чем я и занималась вплоть до обеденного звона колокола в 14.00, а потом еще два часа после обеда.

Но до того как я ушла в гладильную, Матушка – настоятельница пригласила меня в трапезную для более близкого знакомства и провела со мной душеспасительную беседу на часок… Не буду здесь вдаваться в подробности, но, знаете, друзья, наверное, я сюда и приехала, чтобы найти ответы на какие-то свои вопросы. Не скажу, что я человек сильно набожный, но некоторые мирские вещи из серии «почему так происходит…» в увязке с высшим промыслом – стали для меня более понятны. Спасибо Матушке.

Например, она объяснила мне смысл и последствия таинств Исповеди и Причащения. Ведь на текущий момент – к своим годам – я ни разу в жизни не исповедовалась и не причащалась (последнее – я вообще не знала, что это такое). Ибо не понятно мне было,  как можно «постороннему» человеку, пусть он и батюшка, рассказывать свои тайны и секреты. Ну непонятно и всё! Я вообще мало кому рассказываю сильно сокровенное, поэтому решиться для меня на исповедь – это вообще что-то из ряда вон.

На самом деле, все совсем не так, как нам показывает Голливуд -) Ни в какой кабинке вы не сидите, и не пересказываете вы свою личную жизнь батюшке. Вы берете специальную книжечку с перечнем всех грехов и просто внутри себя искренне признаете, в каких грехах вы виноваты. Выписываете их себе на бумажечку и на исповеди пересказываете их батюшке.

Далее, в зависимости от тяжести покаяния, он либо их сразу отпускает, либо назначает наказание (определенное количество поклонов, чтение молитв или Евангелие), после выполнения которого нужно будет прийти за отпущением. И только после отпущения грехов вы допускаетесь к Причащению.

Это если сильно кратко. Более подробно – книги, библиотеки, Интернет и служители храмов вам в помощь -) А пока продолжу описание второго дня пребывания в женском монастыре. Собственно, после выполнения послушания в гладильной комнате, я подошла к Матушке за следующим послушанием, коим оказалось – помощь на кухне.

А именно – почистить, разделать и накрутить фарш из примерно 20 кг свежей рыбы -) Когда мы с еще одной такой же временной паломницей увидели этот гигантский медный таз с крупной пикшей, подумали – не видать нам ужина, точно просидим до утра. Но дело мастера боится -)

Вечерний Крестный Ход в 20.00 вокруг храма мы пропустили, зато успели закруглиться с рыбой и приборкой кухни и всей утвари после такой мега-чистки – почти минута в минуту со звоном колокола на ужин в 20.30.

На Пасху нам обещают рыбные котлетки и запеченные с сыром рыбные голубцы, до этого рыбу нельзя – пост. А сестра Наталья (в основном, поварит она), «как назло», так вкусно готовит, ммм! Так что с нетерпением жду воскресенья -)

После ужина – с 21.00 до 22.00 – обязательное время вечерней молитвы на сон грядущий. Сегодня мне уже дали молитвослов и в вечерней молитве я участвовала вместе со всеми сестрами.

Итак, я решила – завтра встаю в 7.00, иду на Чтения в храм, потом, разумеется, на завтрак и сразу – за послушаниями на день. Раз уж приехала пожить в монастырь – нужно прочувствовать все «прелести» монашеской жизни.

А послезавтра, на  Великий Четверток, когда к нам опять приедет батюшка и будет служба, я иду на исповедь. В первый раз в жизни!

ДЕНЬ ТРЕТИЙ (11.04.2012)
Страстная Среда

Итак, начался мой третий день в женском монастыре в 150 км от Брянска…

Встала в 7.00, как приличная, дабы реабилитироваться за свой вчерашний утренний косяк. Настроение никакое, умываюсь на автомате, ничего не хочу, остатки спокойствия и терпения (которыми я, в принципе, ехала преисполниться) – на исходе. Не знаю, чего я ожидала – может, чуда какого-то в моменте…

Но «просветления» все не происходит, зато появились навязчивые мысли… БЕЖАТЬ! Собрать сумку, потихоньку ночью выскользнуть за ворота и бежать, не оглядываясь, на местный автовокзал, там дождаться ближайшего автобуса до Брянска, а оттуда уже поездом до Москвы! –(

В общем, с такими невеселыми мыслями я собралась, отстояла до 10.00  в храме Чтения и отправилась на утреннюю трапезу.

На завтраке нам объявили, что сегодня у нас вечером много гостей из двух соседних монастырей: из мужского –  сам настоятель – архимандрит с одним из батюшек, и из еще одного женского – настоятельница с паломницами. Будет служба, будет исповедь и будет церемония пострига двух монахинь (которую может проводить только архимандрит). Вот последнее мне стало очень любопытно посмотреть — не каждый день увидишь, как стригут в монахини. Тем более, когда теперь уже понимаешь весь смысл этого слова и знаешь изнутри – КАК они живут…

На этот раз после завтрака сама выпросила себе интересное послушание – помощь по храму. Иконостас мне пока не доверили, поэтому на двухметровой стремянке скромно мыла окошки под сводами входных дверей (входных дверей три, чтобы вы знали), а потом протирала мраморный пол храма – готовила храм к приезду высоких гостей.

Вы когда-нибудь оставались в полном одиночестве в православном храме? Наедине со всеми иконами, среди которых и настоящая чудотворная икона Молченской Божией Матери (!), ликами святых, расписными стенами и сводами и в абсолютной благодатной тишине? О, я не смогу вам описать эти ощущения! Я чувствовала себя той Золушкой из сказки, когда она танцевала в передничке со шваброй, мечтая пойти на бал…  (да-да, я тоже была и в передничке, и со шваброй, и тоже станцевала немного, не смогла удержаться -)

Завершила я сие послушание как раз, когда гости начали подъезжать. Приехала Матушка – игуменья дружественного соседнего женского монастыря, с ней монахиня на постриг и 6 паломниц, приехал отец Феодосий для проведения таинств Исповеди, Причащения и завтрашней утренней службы, и приехал Отец Сергий – архимандрит для церемонии пострига, настоятель мужского монастыря, где остановились мои друзья.

Пока ждали церемонию пострига – Отец Феодосий принимал Исповедь и отпускал грехи. Ну как-то быстро это все прошло, скажу я вам, друзья: посреди главной залы, потихоньку шепотом… Быстро подошла, быстро перечислила в чем каюсь, батюшка минут 10 прочел мне душеспасительную лекцию, пригласил на «генеральную» исповедь (для зачистки грехов с детства), отпустил грехи и благословил на Причащение.

Так что минус одно дело в четверг.

Фотографировать церемонию пострига мне не разрешили (хотя я поищу попозже фотки на сайтах тех монастырей), так как я неправильно спросила у Матушки благословления, поэтому постараюсь вам описать, что из себя представляет церемония пострига в монахини словесно.

Здесь надо сказать, что постриг был для двух монахинь – на разные степени монашества. Гостья из соседнего женского монастыря принимала постриг из инокини в монахини, а сестра из нашего монастыря принимала постриг из монахини в схимонахини.

Великая схима или схимничество – это совершеннейшее отчуждение от мира для соединения с Христом.

Все действие происходило примерно час, очень красивая церемония – Матушка в своих черных одеяниях, с крестом на груди, монахини все по форме одетые – в рясах, мантиях, клобуках, сестры собрались, паломники, прихожане…

Постелили ковровую дорожку через два зала нашего храма, сначала монахиня на постриг в белой сорочке, лежа в виде распятия, продвигалась по дорожке к алтарю в окружении Матушек, которые взялись за руки и образовали круг, закрыв ее своими одеяниями и держа в каждой руке по свече.

Затем архимандрит Сергий пригласил ее встать, прочел определенное количество специальных молитв, после этого – монахиня принесла обет (опять же в виде молитвы нараспев). Затем сам постриг – по пучку волос с четырех сторон головы. После этого на нее одели мантию и клобук, которые на предыдущей степени монашества она не имела права одевать (только рясу).

Последнее батюшкино напутственное слово и – алилуйя! Новоиспеченная монахиня светится от счастья, принимая поздравления сестер -)

Собственно, на этом я свой третий день решила завершить – на ужин (на который в этот день созывали аж в 22.00) не пошла, на вечернюю молитву, соответственно, тоже – так как настроение пока не выровнялось, не могу никого видеть, хочу посидеть в тишине и одиночестве в келье…

Знаете, такое чувство бывает, например, когда ешь третий торт подряд – ты уже не можешь, а в тебя пихают этот торт, и пихают, и пихают!  У меня примерно подобное ощущение было один раз в детстве, когда мы с подругой съели огромный ящик бананов на двоих… Так я до сих пор бананы только в молочных коктейлях ем.

К тому же Билайн сегодня не подвел со своим мобильным интернетом, поэтому удалось немного развеяться в Одноклассниках и Фейсбуке. Спасибо, друзья -)

Без особого воодушевления жду завтра, посмотрим, что день грядущий нам готовит…

ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ (12.04.2012)
Великий Четверг или Чистый Четверток

Сегодня я решила не пороть горячку с ранним подъемом, все равно служба начнется не раньше 8.00, поэтому позволила себе только проснуться в это время и появиться в храме в полдевятого утра.

Сегодня важный день – Великий Четверток, поэтому служба была очень красивая и долгая, и завершалась она таинством Причастия. Вел службу вчерашний батюшка – отец Феодосий. На этот раз в храме народу было больше обычного – пришло много прихожан из городка, плюс вчерашние гости из соседнего женского монастыря с Матушкой игуменьей.

Когда пришло время Причастия, прихожане выстроились в очередь и батюшка каждому из золотого потира (образ чаши, переданной Христом на Тайной вечере своим ученикам) специальной золотой ложечкой для причастия положил в уста по кусочку хлеба, что символизирует тело Христово. После этого нужно было подойти к столику, где каждый выпил глоток вина, что символизирует кровь Иисуса. Вся служба, включая таинство, завершилась в 11.00.

Кстати, сестры мне подсказали, что после Причащения в этот же день тебя обычно закручивает в разные ситуации, чтобы спровоцировать на грех. То есть ты исповедовался, тебе отпустили твои грехи, после этого ты причастился, а падшие ангелы не спят – они работают. И работу свою выполняют на отлично – если удалось им спровоцировать тебя на грех, всё – ходишь опять сразу же грешный до следующей исповеди.

А по поводу грехов… Вы знали, что их 290, оказывается, а никак не 7? Семь – это основные, так сказать — названия разделов. А еще множество подразделов, ответвлений и параграфов в них… Ну это так, к слову.

Причастившись (опять же – в первый раз в жизни), я отправилась на завтрак, который в этот день оказался совмещен с обедом (судя по борщу и плову в 12.00 и чаепитию с печеньем в 15.00), затем получила послушание помочь по кухне.

Кухню мы уже проходили – ничего нового, поэтому долго здесь останавливаться не буду. Единственный любопытный момент был, когда одна из сестер достала магнитофон – современный такой, пузатенький, симпатичный… Мне аж интересно стало – неужели хоть радио послушаем? -) Вот было бы здорово…

Но эта мысль не задержалась у меня больше двух секунд, потому что сестра Татьяна включила магнитофон и вместо радио мы услышали… ну конечно же – красивые проповеди нараспев -)

Следующим моим послушанием за сегодня была уже полюбившаяся мне гладильная комната, которую я покинула только около 23.00.

Пока гладила, поймала себя на мысли, что по сравнению со вчерашним днем я сегодня гораздо более спокойно воспринимаю происходящее вокруг. Видимо, вчера был какой-то переломный момент, но внутренние бесы улеглись (не без Божьей помощи, очевидно). И меня уже не «тошнит от четвертого торта подряд».

Стала думать, почему так. Ведь вчера меня так колбасило, что я не представляла, как выдержу хотя бы еще один день монастырского прессинга. Вообще, честно признаться, друзья (буду с вами откровенна до конца в этом дневнике а-ля «7 дней изнутри монастыря»), ехала я в монастырь в надежде хоть немного научиться «спокойствию, терпению и смирению», ибо все, кто меня знает достаточно близко, подтвердят, что сии качества не достались мне при рождении… А отсутствие их несколько мешает иной раз, что уж тут лукавить.

Вчера же я решила, что нечего себя обманывать – ничего мне уже их не привьет, раз даже монастырь (!) бессилен. Но, видимо, абсолютное погружение в течение трех дней в другую крайне непривычную реальность – это какой-то минимальный срок, который если выдержал, не сдался – значит проходишь на следующий уровень. Не выдержал, сломался – до свидания, забудьте сюда дорогу.

Это как те, кто переезжает из регионов в Москву: если выдержал первый год, Москва не сломала тебя – молодец, остаешься, нам нужны космонавты. Если в течение первого года мегаполис пережевал тебя – всё, слился, «ту-ту» домой, нам слабаки не нужны. И со мной также было в свое время, так что знаю, что говорю.

Поэтому, друзья мои, если у кого-то есть строптивые и непокорные девушки, сестры или жены – предложите им недельку пожить в женском монастыре. А мужчины, чтобы все по-честному было, остановитесь в ближайшем к нему мужском – поверьте, вам тоже только на пользу будет -)

Только обязательно выбирайте монастыри подальше от дома! А то случится у вас ломка на третий день – сбежите, и никакой пользы не получится. Даже не представляю, как бы все обернулось, если бы я эту неделю провела не в 150 км от Брянска (откуда так просто не сбежишь), а в «родном» Даниловском монастыре на Тульской… Как пить дать, уже из дома бы вам вещала и дневник назывался бы «Три дня в монастыре» -)

В общем, трудно сказать, конечно, на данный момент, надолго ли мне хватит этих вновь приобретенных качеств в мирской жизни, но пока все довольно неплохо – во всяком случае, сегодня у меня получилось получать то, за чем ехала.

Свое второе послушание я прерывала два раза – один раз на службу, второй раз – на ужин. Про ужин неинтересно, а вот про вечернюю службу стоит рассказать отдельно.

Сегодня она полностью была посвящена чтению Евангелие и выглядела вся церемонии нереально красиво! Проходило чтение с 17.00 до 20.00 и вел ее новый батюшка — Афанасий. Прихожан собралось больше, чем на утреннем Причастии – полный храм битком! Такого здесь я еще не видела.

И все со свечами – или с собой, или срочно в храме покупали, причем только самые длинные и толстые. Я выяснила, что свечи, зажженные от освященного огня в Великий Четверг, затем используются для освящения вещей и предметов в мирской жизни. Квартиры, например. Необходимо начертать святые кресты в уголках окон и дверей, чтобы защитить жилье.

Само чтение Евангелие – все стояли с зажженными свечами, когда батюшка читал нараспев Евангелие – древняя увесистая книга в позолоченном переплете и обложкой из лилового бархата. Читал батюшка по 15-20 минут, после этого делал небольшой перерыв на 5-10 минут – в это время пел наш монастырский хор из 5-ти сестер во главе с матерью Анастасией. Как же мне нравится, как они красиво поют! -) Вообще, люблю церковный хор.

После окончания хора и перед следующим отрывком Чтения батюшка каждый раз окроплял Евангелие кадилом, а также несколько раз – все иконы и лики в храме по кругу, поэтому под конец службы в храме стояла блаженная завеса дыма.

Представьте – полумрак, легкая дымка, лучи света, падающие из небольших окон под сводами купола, около 150 человек с зажженными свечами в руках, батюшкино чтение нараспев… Очень красиво -)

По окончании службы из храма все выходили с зажженными свечами, прикрывая их кто чем: пластиковыми бутылками, банками, вазочками, кто-то специально соорудил что-то вроде фонаря (не первый раз, видимо, местные всё знают), чтобы святую свечу ветром не задуло, пока донесут до дома.

Так завершился мой четвертый день в женском монастыре. На Крестный Ход перед ужином и вечернюю молитву после него я не пошла, каюсь, так как очень хотелось мне догладить (про послушание помним, да?) и не оставлять пару пододеяльников на завтра -)

Посмотрим, что принесет нам Страстная Пятница. Уже объявили, что завтра целый день нельзя кушать – только водичка и для особо «немощных» (это таких как я имеют в виду – не особенно оцерквленных) – хлебушек…

Так что завтра – ура, худеем, друзья.

ДЕНЬ ПЯТЫЙ (13.04.2012)
Страстная Пятница

Сегодня так устала, друзья, что еле пишу. Поэтому коротенько пробегусь по основным событиям дня.

Сегодня особенный день – Страстная Пятница, в этот день распяли Христа, все оцерквленные люди в этот день скорбят. Это и чувствуется в нашем монастыре – и монахини, и послушницы, и трудницы – все ходят грустные и понурые.

Сегодня целый день без еды. Можно только хлебушек и компот.

В храме было три службы – такое в первый раз пока я здесь. Утренняя служба с 8.00 до 10.00, вел батюшка Афанасий, дневная служба с 13.00 до 14.30, вел отец Диомид, и вечерняя служба с 17.00 до 20.30, объединенная с Крестным Ходом.

В этот день выносится из алтаря и полагается на середину храма плащаница, т.е. священное изображение Спасителя, лежащего во гробе; это совершается в воспоминание снятия с креста тела Христова и погребения Его.

Дневная служба так и называлась Вынос Плащаницы. В центре храма установили имитацию надгробия с изображением снятого с распятия Иисуса, много цветов в вазах вокруг него на постаменте, церковный хор, прихожане, свечи – все очень красиво, трогательно и прискорбно.

Из послушаний моих за сегодня, кроме разной мелочи, одно было особенно интересное -) Необходимо было в подсобках найти одинаковую посуду и сервировать столы на 50 человек, т.к. на Пасху монастырь всегда приглашает гостей. Благодетели, покровители и просто прихожане – ни один монастырь никогда не откажет никому в «хлебе с солью». Обязательно покормит.

Поэтому моей задачей было найти 50 одинаковых тарелок, кружек, ложек (вилками в монастыре практически не едят), затем различные супницы, вазы, салатницы, кувшины — под первое, второе, гарнир, горячее, закуски, салаты, заливное, и т.д. и т.п… И желательно, конечно, чтобы все это сочеталось и не выглядело разномастным. На это у меня ушло полдня и еще завтра нужно будет доделать.

Помогла поставить в трапезной дополнительные длинные гостевые столы, рассортировала и протерла всю найденную посуду, засервировала столы на 50 персон – да-да, звучит, может быть, как легкотня какая-то, но вы вот приедьте сюда и подготовьте монастырь к празднованию Пасхи – самому главному христианскому празднику. А потом мы поговорим, что легкотня, а что нет…

В общем, сил нет больше писать, голова не соображает, пальцы в кнопки не попадают, в сон просто вырубает…

Завтра можно будет кушать — ура.

ДЕНЬ ШЕСТОЙ, плавно перетекающий в СЕДЬМОЙ (14 и 15.04.2012)
Страстная Суббота и ПАСХА

Сразу каюсь, сестры и братья, в этот день проснулась около 10.00, за что мне было очень стыдно перед матушками и сестрами… Раньше просто не смогла себя поднять. Хотя честно пыталась.

Правила и утренняя служба, понятно, уже прошли, поэтому я сразу побежала за послушанием к Матушке игуменье.

Сегодня предпасхальный день – на улице поставили три длинных стола, и весь городок приходил с крашеными яйцами, куличами, вином и другой едой для освещения батюшкой. Еду освящал на этот раз батюшка Феодосий из уже знакомого нам по упоминаниям выше соседнего мужского монастыря.

Я даже не знала, что можно принести еду для освещения… Да я вообще много чего не знала про дела церковные, как вы уже поняли, друзья -)

Люди приходили много раз – соберутся, выставят все на столы, батюшка освятит, уходят… Потом следующие. И так несколько раз с утра и вплоть до 16.00 часов, пока не уехал батюшка Феодосий.

Что касается меня – я продолжила свое вчерашнее незавершенное послушание по сервировке столов для 50-ти гостей, ожидаемых в ночь на Пасху. Плюс помогала сестрам подготовить наши куличи, пасхи и крашеные яйца для освещения батюшкой.

Сестры напекли в нашей просфорной – целую тонну пасхальной еды (жаль, так и не довелось попробовать творожную пасху..), которую необходимо было затем освятить.

Где-то в полдень Матушка сообщила мне, что меня мои друзья забирают в мужской монастырь и пасхальную службу я буду стоять уже там. Поеду на машине с батюшкой Феодосием, поэтому как только он закончит здесь свои дела – я должна схватить свою сумку и быстренько погрузиться, чтобы батюшка не ждал.

Признаюсь честно – сначала я засияла от радости, запорхала, и все послушания стали только в радость  — наконец-то: СВОБОДА! -) Но, забегая немного вперед, скажу, что когда уехала — чувствовала себя немного предательницей по отношению к Матушке и сестрам…

Итак, я быстренько собрала сумку, чтобы не оставлять на последний момент и до самого отъезда выполняла послушания – пересервировывала праздничные столы, помогала на кухне сестре Наталье, которая, узнав, то я уезжаю через пару часов, стала меня нашпиговывать «на пробу» готовящейся едой -), и немного помогала сестрам с организацией освящения нашей монастырской пасхальной еды.

В 16.30 мы погрузились с батюшкой Феодосием в машину и поехали в соседний мужской монастырь, где всю неделю жили мои друзья и откуда к нам приезжали все батюшки служить службы.

Высыпали меня провожать – матушки, сестры, я расплакалась и примерно в этот момент я поняла, что это – мое место. То есть именно этот монастырь  — мой, и не хочу я никакой другой искать для паломничства…

Наш дружественный мужской монастырь, конечно, сильно отличался от нашего женского… Во-первых, у него огромная территория – только попав туда, я сразу почувствовала, как в меня через каждую клеточку проникает благодать и умиротворение.  Мне так этого не хватало!

Во-вторых, у них два святых источника – Пресвятой Богородицы и Николая Чудотворца, два храма – один восстановленный, второй – с нуля отстроенный, полуразрушенная колокольня, свой довольно большой пруд, гараж, много евродомиков для батюшек и высоких гостей, несколько келейных зданий (с кельями для братьев и монахов), отдельный домик для иконной лавки (у нас был отгороженный уголок в храме…) и еще много-много домиков и строений, про которые я пока не знаю. И очень, очень красивая территория – с хвойными и лиственными деревцами, тротуарчиками, скамейками, статуями ангелов… Как же там здорово просто побродить в тишине!

И, в-третьих, сразу чувствуется, что монастырь – мужской -) Все сурово, по спартански -) В основном, я имею в виду внутреннее убранство помещений – хотя бы главного храма (во второй не попала, он был закрыт) или трапезной (больше, собственно, здесь женщинам никуда входить нельзя). У нас же в женском – везде чувствует женская рука: и цветочки, и иконки, и росписи на стенах и сводах, и прочие уютные и домашние мелочи -)

Как только я приехала (около 17.00), спросила – может быть, до службы пока могу помочь с какими-то послушаниями (по привычке). На что отец Севастьян (кстати, сын нашей Матушки игуменьи) ответил, что все – успокойся, твои послушания на этот приезд закончены -) Ура-ура -)

Закат мы провожали на колокольне! Поднимались по узкой крученой каменной лестнице шириной в одного очень худого человека. Какой вид оттуда открывается во все четыре стороны – не передать словами! -) На всю территорию монастыря, окрестности за стенами, на пруд, на поля за прудом, на жилые дома вокруг, и на горизонт – на сколько глаз хватает! Просидели там около часа, может быть, полтора, наслаждаясь тишиной, покоем и умиротворением.

Потом ребята искупались в святом источнике – я не стала, все же прохладно. Зная свой хрупкий и чувствительный организм, решила не рисковать.

Пасхальная служба, как и во всей России, началась в 23.30. Прихожан в нашем храме было – битком! Реально не протолкнуться и яблоку негде упасть. Спасибо моим друьям и их давнишним и хорошим отношениям с батюшками и монастырем – мне позволили стоять службу на клирасе (куда женщинам доступ категорически воспрещен).

Клирас, кстати, в нашем мужском монастыре располагался не так, как в женском – огороженный угол справа от алтаря, а над входом  — в виде специального балкончика. Очень удобно! -)

После службы, которая закончилась в 5 утра, меня отвели в башню немного поспать. Башня – это такая постройка на территории монастыря, датированная XVIII века, которая, собственно, и выглядит как башня -) Круглая, конусообразной формы, с маленькими окнами и очень-очень древняя на вид. Внутри три круглые комнаты, каждая комната – это один этаж.

На первом – что-то вроде холодного холла, на втором – кухонка, а на третьем – вполне себе уютная комнатка с диванчиком, креслами, столом, обогревателем и (о, чудо) – телевизором! Который ловит, правда, только один канал -)

Ребята ушли к себе в домик, а я поспала примерно до 11.00 утра воскресенья, пока за нами не приехало такси и меня не разбудили ехать  в Брянск на вокзал…

*****

Вот так примерно прошла моя Страстная Неделя в женском (и чуть-чуть в мужском) монастыре, которая принесла мне довольно много, если разобраться. И новый опыт, и некоторое успокоение, и, несомненно, очищение, и новых (совершенно из другой реальности!) людей, и самое главное – ПОНИМАНИЕ.

Понимание, что все в этом мире настолько бренно и неважно, что я с улыбкой смотрю теперь на некоторых людей, события и вещи, которые до этого заставляли меня нервничать или переживать…-)

Матушка Афанасия! Спасибо Вам за все, что Вы сделали (и не сделали) для меня за эту неделю! За Ваше терпение, наставления, благословления, кров и прием.

Матери Галине Благочинной — спасибо за ее любовь, добродушие и улыбки -) Она просто вся светится любовью к ближнему — я такого еще не встречала.

И низкий поклон матери Анастасии, и всем сестрам, в особенности — Татьяне, Наталье, Людмиле, Елене  — просто за то, что вы такие все хорошие, милые, и с вами так просто, что душа отдыхает…

Аминь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Исключительные авторские права на все материалы данного сайта в текстовом, графическом, аудио и видео формате принадлежат 3икpянь Eлeнe Hикoлaeвнe, ОГРНИП 309502721000028, защищены авторским правом РФ и запрещены к копированию и распространению. Политика конфиденциальности
Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.